Размер шрифта Интервал Цветовая схема Изображения
Версия для слабовидящих

«Четвёртая стадия – не приговор». В Новом Уренгое успешно оперируют запущенный рак


Впервые в Новом Уренгое проведены две обширные операции по удалению раковой опухоли. 
Первым пациентом стал мужчина 36 лет, у которого диагностировали рак печени четвертой степени. 

– Нам пришлось провести объемную операцию, в результате которой сделали резекцию правой доли печени. По ходу обнаружили, что опухоль вросла в нижнюю полую вену, – рассказывает Денис Чайченко, хирург-онколог. – Этого «открытия» мы не ожидали, не знали, что такое вообще возможно. Пришлось тут же принимать решение – отсекать часть печени с дальнейшей пластикой сосудов.

Условно пациент радикально излечен и по всем инструментальным обследованиям в его организме отсутствуют метастазы и опухоль. Спустя неделю после хирургического вмешательства мужчина стремительно пошел на поправку.

– Сейчас наш пациент проходит контрольные курсы химиотерапии, затем останется под контролем на долгое время, но есть все шансы, чтобы продолжать полноценную жизнь, – уверенно заявляет Денис Владимирович.

Второй пациент оказался у новоуренгойских онкологов с рецидивом. За пределами Ямала его пытались избавить от злокачественного образования на верхней губе, но потом началось обострение. 

– Во время операции выяснилось, что после удаления опухоли образуется большой дефект, который необходимо чем-то закрыть, – делится подробностями хирург. – Решение принимали в процессе – сняли лоскут кожи с одной части лица и «накрыли» проблемную зону, получив одновременно резекцию и пластику. 

Через три дня пациент выписался домой, без назначения лечебных манипуляций, потому что опухоль не метастазировала.

Непредсказуемые «встречи» 

В скором выздоровлении доктор не видит ничего сверхъестественного, утверждая: четвертая стадия рака – не приговор! При этом при каждой операции, даже когда она подготовлена и просчитана со всех сторон, можно встретить «сюрприз».

– В «зоне» онкологии всегда существует риск неожиданной «встречи», – рассуждает Денис Владимирович. – Например, при обнаружении рака кишечника изначально сложно определить стадию заболевания, так как основываемся на клинических инструментариях. И только после операции гистологи выдают картину лимфатических узлов, число поражений. И если обнаружены метастазы, но локальные, без углубления внутрь организма, то это третья стадия.

Абдоминальной онкологии Денис Чайченко посвятил большую часть 15-летней практики. Это направление охватывает широкий спектр недугов, связанных с брюшной полостью и желудочно-кишечным трактом.

– Еще «захватываем» онкозаболевания кожи, суставов, костей, – уточняет заведующий онкологическим отделением. – Я в большей степени специализируюсь на опухолях поджелудочной железы и печени. 

Всё, как за границей, только даром

В городской больнице есть всё необходимое для высокотехнологичных хирургических манипуляций, утверждает Денис Владимирович. Ему непонятно, почему нахваливают иностранные клиники, где за то же самое, что делают сейчас в России и на Ямале в частности, берут огромные деньги. Например, в 2012 году немцы провели сложную операцию по двухэтапной резекции печени и оценили ее примерно в 150 тысяч евро (более миллиона рублей). У нас такое делают по полису.

Денис Чайченко, онколог, Новый Уренгой.jpg
Денис Чайченко

– Подобное хирургическое вмешательство полным ходом идет в России, а в случае необходимости можем сделать это в Новом Уренгое, и абсолютно бесплатно, – заявляет врач. – У нас тот же алгоритм, те же препараты лекарственной терапии, не менее точное операционное оборудование. 
Людям надо понять, что многие доктора из-за границы с удовольствием приезжают в Россию, чтобы поучиться нашим разработкам, перенять опыт. Они печатаются в наших журналах, активно участвуют в конференциях, потому что российская онкология развивается параллельно с зарубежной.